Пролегомены к формализованной содержательной логике

Dianomika

СОДЕРЖАНИЕ







Ситуация постмодернизма в философии суть всего лишь “временная растерянность”, связанная с “болезнью роста”.

Читатель может быть спокоен: такого рода “ситуации” в философии были многократно и эта очередная «сумятица умов» очень скоро закончится - не может же вульгарное отрицание продолжаться бесконечно долго. Это просто период перехода в новое качество… Кстати, лет через сто возникнет с необходимостью очередная «ситуация ПОСТ-After-Постмодернизма в философии»…

What is Veritas 11.JPG


В сегодняшней ситуации философы во всём мире разделились даже в вопросе о месте философии в процессе общечеловеческого познания.


Спектр взглядов на сущность философии необычайно широк:

а) метанаука;

б) наука;

в) ненаука;

г) софистическая риторика.


Кратко охарактеризуем их:


а) если считать философию метанаукой, которая занимается обобщением обобщённого в логике и науке и, в том числе, обоснованием «очевидно истинных» априорных оснований логики и науки, то это для философа удел очень парадоксальный: «судить о мире и, одновременно, быть не от мира сего» – кто и как будет оплачивать «нетленку»? Философ в этом случае обречён иметь альтернативный источник заработка средств на существование. Но времени на философское освоение действительности, которое требует всего тебя, будет оставаться до обидного мало;

б) если считать философию наукой (20 лет назад она так и определялась во всех учебниках и справочниках, изданных в соцлагере), то удел незавидный: коллеги по цеху будут смотреть на тебя с удивлением.

Как уже отмечалось, философия не имеет основных характеристик науки: относительно стабильного ядра познанных философских регулярностей и общепринятых принципов обоснования и опровержения (то есть верификации) философских суждений;

в) если считать философию не наукой, а ненаукой, например, системой обобщённых взглядов на мир – мировоззрением, то возникает вопрос о научности такого ненаучного мировоззрения и критерии адекватности результатов обобщения взглядов;

г) если считать философию рафинированной софистической риторикой, то после освоения её основ (истории философии, взглядов философов ХХ столетия) вам открывается прямая дорога в политику или в «пиар» (крупный бизнес, средства массовой информации). Эта стезя, в отличие от пункта а), сегодня очень неплохо оплачивается.


Так для чего же сегодня нужна философия любому человеку, который хотел бы считать себя мало-мальски образованным и культурным?

Как минимум для того, чтобы отличать ИСТИНУ от ЛЖИ, то есть иметь механизм выработки собственных взглядов на мир и, одновременно, иметь «систему сдержек и противовесов» от категорических суждений по какому бы то ни было достаточно сложному вопросу…

Из вышеизложенного следует, что данная книга вообще может иметь хоть какой-то смысл, если считать философию метанаукой. Во всех остальных случаях чтение её бессмысленно…


Однако, автор совсем не собирается оставлять читателя в состоянии неопределённости и отделываться риторикой по вопросу о месте и назначении философии и, соответственно, о существовании философских законов и философских истин.

Повторим, что согласно господствующему сегодня общему мнению, философия никогда не превратится в науку в связи с тем, что философия не имеет основных характеристик науки:

- относительно стабильного ядра познанных философских регулярностей и

- общепринятых принципов обоснования и опровержения (то есть верификации) философских суждений.


Однако, философия никогда не превратится в науку совсем по другой причине. Для того, чтобы это обосновать, проанализируем оба тезиса вышеприведённого общего мнения.

Автор согласен, что общепринятого относительно стабильного ядра познанных философских регулярностей сегодня не существует. Однако именно общепризнанно ПОЗНАННЫХ.

Две с половиной тысячи лет философы только и делали, что возвращались к попыткам разрешения относительно стабильного ядра философских проблем, философских парадоксов, которые и были зафиксированы в истории философии как «дурные бесконечности».

Это и есть найденные философские регулярности, и накопилось их достаточно много. Однако подобрать логические парадигмы для познания, РАЗРЕШЕНИЯ этих «дурных бесконечностей» смогли только двое: Гегель и Маркс. Именно они превратили эти регулярности в закономерности. Но сделано это было на таком кустарном, непрофессиональном уровне, что передать эпигонам своё понимание процесса РАЗРЕШЕНИЯ «дурных бесконечностей» им так и не удалось…

Почему?

а) Ни Гегель, ни Маркс так и не осознали, что имеют дело исключительно с ИДЕАЛИЗАЦИЯМИ, а не непосредственно с реальностью. И, соответственно, ни тот, ни другой не подумал о ГРАНИЧНЫХ УСЛОВИЯХ адекватности их представлений (спекуляций).

В результате вульгарного отождествления понятий языка с реальностью «за окном черепной коробки» они породили тотальные философские системы, для опровержения которых достаточно было привести всего несколько контрпримеров.

б) И Гегель, и Маркс опирались в своих выводах в основном на интуитивные представления (Маркс продвинулся несколько дальше Гегеля: «стрела времени» и системный подход). Таким образом, допустимых для реальной философской практики Правил ВЫВОДА в Диалектической логике ими создано не было. Но это отнюдь не означает, что такие Правила, достоверные в определённых ГУ, невозможно создать: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»!

Другое дело, что эти Правила ВЫВОДА, как и сама ИДЕАЛИЗАЦИЯ, не могут обладать абсолютной тотальностью!!!

Итак, и философские регулярности существуют и никто ещё не доказал, что они являются принципиально не познаваемыми.

Или все современные философы уже записались в агностики и проповедуют принципиальную ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ реальности на предельно абстрактном уровне её понимания?

Такое убеждение не так глупо: можно морочить головы дилетантам

Казалось бы, у философии ещё остались шансы превратиться в науку. Именно так думал Кант. Гегель был убеждён, что именно эту науку он и создаёт: науку наук с «Наукой логики» как инструментом познания.

Маркс же, напротив, считал, что философии на смену идёт наука и никакая философия «старого спекулятивного типа» вообще не нужна и представляет собой атавизм. То есть Маркс большую часть жизни был убеждён, что занимается наукой, а не философией! И в этом смысле он стоял рядом с позитивистами своего времени, пытавшимися создать позитивную (т.е. опиравшуюся на науку, НАУЧНУЮ) философию:

«В начале мая 1880 года* Жюль Гед** отправился в Лондон и встретился там с Марксом, Лонгом и Лафаргом. Гед спросил у Маркса, является ли “марксистской” программа, над которой он работал в преддверии выборов в парламент. Маркс возмущён: он разработал теорию, а не учение для сектантов! “Верно лишь то, что я – не марксист!” – заявил он…» - Жак Аттали. Карл Маркс: Мировой дух. М., Молодая гвардия, 2008, стр.317.

* - то есть за три года до смерти МарксаС.Ежов;

** - лидер французской Рабочей партии – С.Ежов.


И Кант, и Гегель, и Маркс благородно заблуждались. Благородно ли заблуждался Ильич?


Философия никогда не превратится в науку – для философии это бы означало слишком низко пасть. Почему? Философия породила все науки созданные человечеством.

То, что не может позволить себе наука (подвергать сомнению интерсубъективно верифицированные законы науки до фиксации противоречия в теории) является основными ПРАВОМ и ОБЯЗАННОСТЬЮ философии в связи с тем, что философия исходит из более глубинных оснований, чем наука.

Философия занимается предельными основаниями мышления, которые являются квинтэссенцией общечеловеческой культуры, и в этом смысле является метанаукой, назначение которой, в том числе, суть обоснование того, что в науке получило название интуитивно очевидных априорных оснований.

Для науки это – априорные основания, то есть неопосредованное знание, для философии же это результат обоснования, то есть принципиально опосредованное знание. Знание, которое порождено философскими методами, в состав которых, в том числе, входит и научный метод познания…

Таким образом, предметом философии является и мироздание, и мировоззрение, но изучает их философия не с помощью натурных экспериментов, а с помощью мысленных экспериментов над качественно движущимися предельными абстракциями, эволюционно появившимися в естественном языке для их описания.

Знание это “не научно” в том смысле, что его невозможно верифицировать «здесь и сейчас», но только в этом смысле. Это вероятностное и гипотетическое ЗНАНИЕ (но и в науке масса такого знания), но никакая другая область человеческого познания не может дать на рассматриваемые философией вопросы вообще никаких ответов.

А если ответ жизненно необходим? Хоть какой-нибудь, ну хотя бы приблизительный и гипотетический? Как Вы думаете, ставит ли перед нами жизнь такого рода ВОПРОСЫ? И имеет ли смысл искать на них ОТВЕТЫ?

Философия занимается исключительно проблемами, результат РАЗРЕШЕНИЯ которых на исторически обусловленном уровне познания научно ни обосновать, ни опровергнуть невозможно в реальном масштабе времени «здесь и сейчас». Если бы таких проблем не было, то не было бы и философии.

Если мы сузим этот вопрос и будем говорить лишь о проблеме верификации в логической парадигме ДЛ, то эта тема рассмотрена ниже сразу после введения формализма в Части 2.

Ответ на самом деле знают все профессионально занимающиеся философией. Рассудить, верифицировать может только время: результаты реальной общечеловеческой практики… Если представить себе, что это не так, то отсюда следует, что всех философов необходимо считать софистами, то есть “интеллектуальными мошенниками”.

И «философская ВЕРА» к этому не имеет прямого отношения. Если философ хочет ВЕРИфицировать порождённое им «философское ЗНАНИЕ», то он с необходимостью обязан прогнозировать. А вот, если прогнозы не сбываются, тогда и возникают вопросы к “такой философии”

Признав возможность существования множества философских ИДЕАЛИЗАЦИЙ реальности, созданных для различных граничных условий, читатель очень быстро осознает, что философский плюрализм, не исчезая, приобретает принципиально иной смысл: количество возможных ИДЕАЛИЗАЦИЙ – потенциально бесконечно, а философские законы в этих ИДЕАЛИЗАЦИЯХ справедливы строго в определённых ГРАНИЧНЫХ УСЛОВИЯХ, там, где ИДЕАЛИЗАЦИЯ адекватна реальности...

Проблема состоит в создании таких адекватных идеализаций, а это уже очень нетривиально и эристической риторикой здесь не обойдёшься – обосновывать надо! Может возникнуть впечатление, что автор повторяется. Однако это не так. В этот момент Вы, читатель, уже “теоретически нагружены” и иначе и глубже понимаете выводы автора. Если при первом прочтении Вы воспринимали этот текст исключительно как личное мнение автора, как некую спекуляцию, то теперь, надеюсь, логические выводы автора уже Достаточно ОБОСНОВАНЫ.

Кстати, напомню читателям, что вся Книга 1 посвящена только одному: обоснованию того факта, что строящаяся автором философская парадигма имеет право на существование и не является очередной фантазией профана, испытывающего графоманский зуд…

Что толку давать интерпретации философским учениям прошлого? Хотя и это, конечно же, очень важное дело для профессионала…

Не важнее ли попытаться создать нечто качественно новое?

Теперь мы уже в состоянии кратко резюмировать наши представления о ЗАКОНЕ и ИСТИНЕ в Формальной логике, в науке и в логической парадигме Дианомической логики:


Tabl sravn logic.jpg


Гегель пытался донести до читателя ту философскую идею, что КАТЕГОРИИ не являются фиксированными застывшими ФОРМАМИ мысли, служащими лишь для классификации, типизации МЫСЛИ, раскрываемой в СОДЕРЖАНИИ суждения. На эту сторону КАТЕГОРИЙ обратил пристальное внимание читателей ещё Аристотель Стагирит.

Напротив, по Гегелю, КАТЕГОРИИ это существеннейшая часть самого СОДЕРЖАНИЯ мысли, процесса качественного самоДВИЖЕНИЯ мысли в пространстве-времени. И не просто Процесса ДВИЖЕНИЯ, а Процесса качественного её саморазвития как перехода, уже содержащего в себе значительную часть СОДЕРЖАНИЯ следующей стадии мысли.

И вот именно здесь кроется самая, быть может, значительная составляющая революции в философской логике, совершённая Гегелем и Марксом:

- категория отражает не только ФОРМУ, но и СОДЕРЖАНИЕ мысли;

- категория не только относит мысль, в которой она содержится, к определённому классу суждений, но содержит уже встроенный в себя ПЕРЕХОД к другой мысли, (диалектически) противоположной по СОДЕРЖАНИЮ;

- эта противоположность принципиально не формальна и не является простым формальным отрицанием первой мысли. Следующая за исходной мыслью новая МЫСЛЬ не отметает полностью предыдущую, но содержит в себе, кроме нового содержания, существеннейшее ядро прежнего содержания исходной мысли. Таким образом, проявляющееся ПРОТИВОРЕЧИЕ является диалектическим, то есть противоречием в качественном самодвижении, саморазвитии мысли (происходит только “сдвиг” в направлении “стрелы времени” – смотри Рис.1.4.1.1) и не может быть сведено к формально логическому противоречию между первым и вторым суждением (мыслью);

и, наконец, самое существенное, самое главное

- категория, таким образом, суть стадия в диалектическом движении мысли, часть АЛГОРИТМА качественного саморазвития Общечеловеческого ПОЗНАНИЯ, Общечеловеческой практической деятельности, выраженного в предельно абстрактной форме. И, следовательно, категория как АЛГОРИТМ может быть верифицирована независимыми исследователями путём проверки достоверности указанного алгоритма.

Откуда следует этот логический ВЫВОД? Что является Достаточным ОСНОВАНИЕМ для такого ЗАКЛЮЧЕНИЯ? Таким ОСНОВАНИЕМ является следующая совокупность ПОСЫЛОК:

- все категории являются предельными результатами, достигнутыми в процессе Общечеловеческого ПОЗНАНИЯ и Общечеловеческой практической деятельности;

- в отличие от других понятий (единичных и общих) категории суть предельные степени абстрагирования классов классов понятий;

- в категориях отражены предельно необходимые этапы ПОЗНАНИЯ, которые всегда получают свою реализацию, в какой бы области деятельности не осуществлялось интеллектуальное движение по “стреле времени”, если движение доведено до своего логического конца, до получения результата;

- многократно повторяющиеся стадии этого самодвижения уже многократно верифицированы, но не осознаны в своём всеобщем логическом ядре: “известное – не значит познанное” – Г.В.Ф.Гегель.

Переход, например, в описании какого либо процесса развития от одной КАТЕГОРИИ к другой КАТЕГОРИИ суть не процесс перехода от одной мысли к другой, а качественное саморазвитие исходной мысли, её следующая стадия развития.

Это качественно новая логика, по сравнению с традиционной логикой. Логика, для которой традиционная логика является лишь вспомогательным инструментом подготовки исходного Достаточного ОСНОВАНИЯ и не более того. Важнейшим элементом МЕТОДА ДЛ является системный анализ процесса качественного саморазвития исследуемой категории в историческом развитии её ЗНАЧЕНИЯ и СМЫСЛА в философии, логике и науке и механизм выборки всех парадоксов, встречающихся на этом ПУТИ.

ПРЕДМЕТЫ рассмотрения у ДЛ и ФЛ принципиально различны. Если традиционная логика занимается исследованием (и генерацией в технических приложениях) законов функционирования “здесь и сейчас”, то логика, которую создавал Гегель, была предназначена для исследования принципиально иного предмета - законов качественного саморазвития КАТЕГОРИЙ и только КАТЕГОРИЙ (пусть он сам это и не до конца осознавал).

Законы качественного саморазвития невозможно рассматривать в рамках традиционной логики, так как это запрещено законом тождества.

Исторически обусловленная недоразвитость естественного языка, на котором писал Гегель, не позволила ему с необходимой ЯСНОСТЬЮ передать смысл и назначение логического движения, “порождаемого” Абсолютным методом. Он был обязан уже с первых строк “Науки логики” предупредить читателя, что тот не имеет права мыслить традиционно, стереотипно, как привык с детства. Он был обязан предупредить читателя, что в этой новой области логики, старые способы анализа смысла суждений некорректны и только вводят в заблуждение.

Но Гегель и сам понимал свой Абсолютный метод в значительной степени интуитивно. То, что было ясно, интуитивно понятно ему, он не смог адекватно передать словами читателю. Это очень похоже на Лао Цзы: “Дао нельзя выразить словами! Но не только эта сложность: количество ошибок у Гегеля превосходит все мыслимые пределы, что вводит в заблуждение практически любого.

В результате до сегодняшнего дня основные идеи Гегеля воспринимаются искажённо, интерпретируемые через призму традиционной логики, что делать категорически запрещено, так как адекватность идеализации определяется сравнением её с ПРЕДМЕТОМ идеализации, а не сравнением её с другой идеализацией принципиально иного ПРЕДМЕТА.

Если же пытаться рассматривать логику Гегеля с позиций традиционной логики, то практически любой текст Гегеля суть абсурд. Но так и должно быть в связи с тем, что вся логика Гегеля основывается на принципиально иной системе аксиом, значительно сильнее отличающейся от основных законов традиционной логики, чем, например, геометрия Лобачевского отличается от геометрии Евклида - в этих геометриях отличается своей формулировкой лишь одна аксиома. Кстати, геометрия Лобачевского в момент своего появления воспринималась математиками как бред, а самого Лобачевского считали безумцем.

В логике Гегеля ВСЕ аксиомы принципиально иные по сравнению с ФЛ! Но Гегель ни разу, ни в одном из своих произведений не выписал их все вместе на одной странице! Этим он ввёл всех своих читателей в колоссальное заблуждение. Но если бы только это. Все термины прежней традиционной логики в логике Гегеля имеют качественно иной смысл, качественно иное содержание, но Гегель и об этом не предупредил читателя. Да ещё и использовал он эти термины достаточно часто в различных смыслах…

Фактически логика Гегеля поэтапно создаётся в самом процессе построения “Науки логики”. Гегель путём проб и ошибок на наших глазах делает то, что должно было быть изложено автором в первом же параграфе книги.

Что он должен был сделать?

1) Он должен был в явном виде ввести Понятийную ПАРАДИГМУ – качественно новые Идеализированные Объекты, т.е. новую терминологию, включающую в себя не только термины, но и их определения.

2) Он должен был в явном виде ввести Логическую ПАРАДИГМУ – новую систему аксиом и аксиоматику, соответствующую этой качественно новой логике, которую он строил.

Но… Он сам только подступил… к осознанию этой новой логики. У Гегеля ещё не находилось слов для построения ясных и лаконичных определений вышеизложенного. Именно поэтому он на сотнях страниц фактически пытается разными словами объяснить читателю это качественно новое, что он сам понял путём проб и ошибок в значительной степени интуитивно в виде образов, идеи которых так полностью и не сумел воплотить в слова…

Именно поэтому не понята до сих пор основная идея, основной принцип диалектической логики Гегеля:

Каждая КАТЕГОРИЯ суть,

- с одной стороны, ИСТИНА, предел, к которому стремится её ЗАКОН внутреннего развития и, одновременно,

- с другой стороны, всего лишь стадия, атрибут, “ступенька” в ЗАКОНЕ развития более высокого уровня, ЗАКОНЕ своего внешнего развития.

(смотри Рис.1.0.1, Рис.1.0.2, Рис.1.0.5.)

То, что при этом Гегель во многих случаях заблуждался, ничуть не умаляет его достижений, которые суть ГРАНДИОЗНЫЙ ПРОРЫВ в углублении познания.

Прорыв настолько гигантский, что его смысл во всей его глубине до конца не понят даже сегодня…

Кроме идеалистического “мусора”, у Гегеля присутствуют потрясающие материалистические прозрения, некоторые из которых до сих пор так и не вошли ни в одно пособие по истории философии


"- Эти добрые люди, - заговорил арестант и, торопливо прибавив:  
- игемон, - продолжал: - ничему не учились и все перепутали, что я
говорил. Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет  
продолжаться очень долгое время..."                                                  
М.Булгаков, Мастер и Маргарита, глава 2 "Понтий Пилат".  


ДАЛЕЕ...

СОДЕРЖАНИЕ

Пролегомены к формализованной содержательной логике




© Dianomik 07:07, июня 4, 2012 (UTC) ©


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.